Архив блога

Александр Константинович Анохин (часть 3)

Как свидетельствовало из донесения: «у Анохина никакой группы не было». Это можно истолковать иначе, например: он не собирался выдавать своих скаутов и других людей, собиравших для него информацию. Он взял ответственность на себя. В деле нет ни одного документа, где бы он называл своих агентов или писал бы на них донесения. Вот и получается, что он работал один, без группы.
Откуда же тогда появляются шифровки, как эта запись на куске ткани?

То, что он жил на нескольких квартирах (4-5), не означает, что они были его собственностью или арендованными. Нет документов, подтверждающих это. Его собственная квартира была на Львовской 47, где он проживал с женой, Прозоровой Лидией Дмитриевной, которая была всегда его верной помощницей еще со времен издания журнала «Красота и сила». В его письмах жене упоминается Наташа, видимо дочка, в комнате которой иногда ночевал кто-нибудь из его друзей. Была у Анохина конспиративная квартира на Львовской 55, которую он, возможно под фамилией Ковров, использовал для встреч со своими агентами. Был у него и кабинет для врачебной практики на Большой Подвальной.

Вот и все. Что касается найденной визитной карточки «у видного контр-революционера», агента петлюровцев, то это притянуто. Артемчук действительно был среди петлюровцев какой-то пешкой, а потом переметнулся к красным, и устроился писарем в штаб одной из красных армий. Возможно, он и был агентом, почему бы Анохину его и не использовать. Да и связь с агентурой с помощью записок на визитных карточках представляется наивной. Эта карточка пришлась кстати в деле Анохина, но почему то самой карточки в деле и не было.
Более того, Анохину выдали удостоверение сотрудника секретного отдела ГубЧК буквально за неделю до ареста. Как это можно объяснить?

Для меня очевидно то, что его, как говорится «подставили».

Реклама

Александр Константинович Анохин (часть 2)

Что же натворил Анохин? После его допроса, где он объясняет возникшую не по его вине ситуацию, он видит, что его, скорее всего, пытаются подставить. Что-то у чекистов не сработало в организации, и они пытаются свалить возникшее недоразумение в работе на Анохина.

«Протокол допроса.
Я, Следователь Особого Отдела В.Ч.К. при Реввоенсовете XII-ой Армии, спрашивал сего 1 марта 1920г. граждан Екатериносл. Губернии, Бахмут. уезда, Дружковк. Волости, деревни Дружковки. Имя, Александр. Отчество, Константинов. Фамилия Анохин, в качестве…по делу…
1/ Лет 37. 2/ Местожительство Львовская 47 кв. 8. 3/ Партийность беспартийный. Под судом и следствием…4/ Занимаемая должность. Сотрудник Особого Отдела Губчека…5/ Профессия или Специальность врач…6/ Семейное положение женат. 7/ Имущественное положение … -… 8/ Который показал:
В конце августа 1919 года я был оставлен Нач. Особ. Отд. тов. И. А. Аптером для подпольной информационной работы в Киеве, при чем мне было поручено: а) вести работу совершенно секретно исключительно собирать информацию всякого рода – и – в) войти, если удастся в самую тесную связь и завязать знакомства с главными деятелями деникинской контр-разведки. Спустя несколько дней по приходе белых, я узнал, что Михайлов Николай Петрович, который был оставлен Особ. Отд. для секретной работы, — скрывается. Через брата его – учителя, — я узнал адрес и посетил его. Он был уже в полной форме шт. капитана, с орденами – и весело заявил, что во главе к-разведки – стоит член его союза – Тучкин и теперь, он – Михайлов – уже не боится, что его могут арестовать. Сверх того, он прибавил, что он пишет подробное донесение, где об`ясняет свою роль при Советской Власти. – Уйдя от него, я бежал через несколько дней и узнал, что он арестован. Потом был арестован и его брат Михаил, который состоял комиссаром Юкского батальона. Думая, что мы попались, я немедленно скрылся, при чем проживал в разных местах под разными фамилиями. Мне пришлось скрываться вплоть до начала октябрьских событий, когда Михайловы были вместе со всей тюрьмой освобождены, а затем я узнал, что благодаря переменам в личном составе контр-разведки, где во главе стал Сульджиков и Каменский, Михайлову удалось себя реабилитировать и он стал работать секретным сотрудником. Полагая, что он осуществляет данное ему поручение, я начал понемногу переходить на обычное свое положение врача, стараясь среди своих знакомых собрать побольше информации. [Во время пребывания Михайлова в тюрьме я его не видел и ни в какой переписке не был с ним. В это время умерла сестра Михайлов и я решился выбраться на погребение ее, где увидел приведенного из тюрьмы Михайлова Михаила с конвоиром. Увидя меня, он через жену мою передал, чтобы я не показывался и я опять начал скрываться, до того времени, как выше упомянул.] Через некоторое время мне удалось собрать информацию о полном составе Контр-разведки и Особого отдела белых, достать их агитационную литературу и выяснить наличность военной силы. Однако мне не удалось наладить связь с т. Апетером или т. Аристовым, деньги, оставленные нам, были на исходе, мы себя чувствовали брошенными, однако не теряли надежды и никто не поступал на службу. Наконец, в условленное место и с условным паролем прибыл т. Ковальковский от тов. Аристова, при чем меня т. Аристов вызывал в Радомысль, чтобы получить деньги. В то время я туда выехать не мог, и отослал с т. Ковальковским весь собранный матерьял. – О приезде курьера я вскользь сообщил Н. Михайлову, спрашивая, не даст ли он матерьяла, на что получил ответ, что у него пока не готово. Однако Михайлов помог достать курьеру нужные для прохода бумаги. В письме своем я указал т. Аристову, что Н. Михайлов ничего не дал из сведений.

С отъездом курьера до меня стали доходить слухи, что Михайлов вместе с Сульджиковым и Каменским устраивает какую-то особую группу, которая должна заняться «чисткой Киева» от евреев и интеллигенции служившей у Совет. Власти. За это время я виделся с Мих. Редко, но из его болтливости мне все же удалось узнать, что дело идет, повидимому, о возстановлении «Дворянского Монархическ. Офицерского Союза», председателем которого был Михайлов и о существовании которого я догадывался еще летом. Проникнуть глубже мне не удалось, т.к. наступили дни боев, а затем к моему удивлению Михайлов бежал вместе с Сульджиковым и Каменским. Неоднократно, до своего бегства, он выражал желание скорее повидать Особ. Отд. и т. Аристова, которого, как он говорил, он очень любил. Его отъезд раскрыл мне глаза на многое и я склонен был думать, что Михайлов являлся с чьей то стороны просто провокатором. Почему он не выдал меня? С одной стороны, полагаю, из трусости; с другой – он постоянно всем твердил, что очень меня «любит», наконец, очевидно, он не ожидал столь быстрого падения Киева и не успел развернуть свою деятельность. Через несколько дней после взятия Киева, ко мне с ответным от т. Аристова письмом, прибыл т. Федоров, сообщавший, что он имеет поручение запросить Михайлова об его работе, но Михайлова уже не было. Сперва я начал давать информацию Бритсону, потом приехал т. Хазанов, заявивший, что все сведения я должен давать ему, что я и делал до дня своего ареста…
…Должен еще добавить, что перед самым падением Киева, деникинцами была объявлена мобилизация врачей, но я не явился и последние дни перед приходом Сов. Войск – пришлось опять скрываться. Скрывался я на своей секретной квартире на Львовской 55…
А. Анохин»

Подробно можно прочитать в повести «Дух пламенеющий»
http://www.pereplet.ru/text/kirkevich01may09.html

Александр Константинович Анохин

Давно я интересовался этим выдающимся человеком. Наконец, нашел информацию о нем в архивах КГБ. Пусть я разочарую русских скаутов, но Анохин был чекистом. Русские скауты написали на своем сайте, что он погиб в застенках ЧК. Это верно, но в другом смысле. Он подозревался в растрате народных денег и в шантаже сотрудников Киевского ГубЧК, и умер он от тифа или гриппа вполне естественной смертью, а не геройской под пытками. Так что, рекомендую скаутам учиться у Анохина любить чекистов и служить красным, а не белым.

Подробно я о нем написал в своей новой повести «Дух пламенеющий»
http://www.pereplet.ru/text/kirkevich01may09.html

Александр Константинович Анохин родился 14 августа 1882 года в селе Друживка Екатеринославской губернии (Днепропетровская область). Окончив Киевский медицинский институт, Анохин занимался врачебной практикой. Более того, он увлекался популярными в России молодежными движениями «Сокол» и скаутами.

Анохин с 1913 года был редактором киевского спортивного журнала «Красота и сила». Это было передовое специализированное научно-педагогическое издание: «независимый орган физического воспитания с научно-спортивным отделом». Анохин старался на страницах журнала отразить актуальные вопросы теории и практики физического воспитания различных групп населения, развития видов спорта.

Анохин был основателем и деятельным руководителем скаутской организации в Киеве, а также председателем Киевского спортивного общества. Киевские скауты особенно активно участвовали в работе общественных и благотворительных организаций, помогали приему раненых с фронта, заменяли крестьян, мобилизованных на войну, во время летних полевых работ. В 1915 году доктором Анохиным был создан первый в России отряд герлскаутов — девочек-разведчиц. К концу года в Киеве было уже около 700 разведчиков и 150 разведчиц.

Почему его арестовали? Вот, что указано в документе:
«Сводка дел Отделения №7 Особого Отдела XII Красной Армии за период с 15 января по 1 февраля 1920 года»

«Содержание дела»
«Доктор Анохин /Ковров/, наш резедент, оставленный в Киеве для подпольной работы, который своим странным поведение заставил установить за ним наблюдение, которое не дало результатов потому, что таковое каждый раз было провалено, т.к. Анохин видимо это предусмотрел и благодаря, по всей вероятности своей слежки, расконспирировал всех сотрудников Отделения.
Кроме того случайно, в Казатине при производстве обыска у бандита Артемчука среди документов последняго была найдена визитная карточка доктора Анохина, в которой он /пишет/ просит г. г. разведчиков, со сведениями прийти к нему и т.д. Означенная карточка вместе с документами бандита, послана в Особый отдел при Отношении Отделения №7 от 7 февраля за № 206»

«Ход рассмотрения дела»
«Дело передано для дальнейшей разработки Активной части Особоотдела XII армии».